Блоги kre4 Что?
Зварус торопился в тронный зал. Повелитель гневался, и приходилось спешить, но коридоры замка казались бесконечными. Наступая на подол традиционной чёрной мантии и спотыкаясь на высоких ступеньках, он всё-таки прокручивал в уме свои последние неудачи. Шесть покушений! Шесть!
Ни одно не удалось! Чья магия, чья страшная мощь встала на пути его воли? Самое сложное покушение — на его подготовку он потратил огромное количество Силы и немало магических снадобий. Купол библиотеки должен был обвалиться на голову этого мерзавца! Долгими ночами, на большом расстоянии, своей уникальной деструктивной магией он расшатывал камни купола. И что? Придворный архитектор, который появлялся в замке очень редко, а переделывал что-либо ещё реже — именно в день провала затеял надстроить обсерваторию над библиотекой. Работники легко, очень легко разобрали потолок. А лошадь, которая должна была расшибить его о камни? Она «не понесла»! Её, видите ли, удалось успокоить! А специально подготовленный наёмный убийца с редчайшим ножом, самостоятельно находящим сердце недруга? Парень внедрялся в охрану в течение месяца. Не доверяя волшебному оружию, он смазал клинок ядом, а потом, как крутой профессионал, порезался им! Об остальном даже и вспоминать не хотелось.
Вот и вход в тронный зал. Повелитель, естественно, на троне. Сейчас начнётся…
— Ничтожный колдунишка! Когда мне, наконец, принесут весть о гибели Алена? Пока ты собираешься с мыслями, его государство набирает силу! Ещё месяц-другой, и он двинет на меня войско! А может быть, ты выбрал другого господина? Почему моя казна пустеет, а его пополняется?
— Но мой повелитель, я предан вам как никто! Ведь именно с моей помощью умерли или сошли с ума…
— Молчи, дурак! Не хочу, ни слышать, ни помнить. Сейчас нам нужно королевство Алена. И я хочу знать, когда я получу известие о его смерти?
— Повелитель! Я виноват, конечно, виноват! Я прошу у вас ещё неделю. Одну неделю! Я уже предпринял нужные шаги. Ровно через неделю ваш враг будет мёртв.
Кроме тупой надменности, во взгляде короля не было ничего — ни интереса, ни жестокости — ничего. Пропустив мимо ушей обязательные угрозы и произнеся обязательные оправдания и самоунижения, Зварус медленно, постоянно кланяясь, вышел из зала спиной вперёд. Как же давно он здесь служит! На его глазах мелкий злобный мальчик превратился в тупого жестокого короля. С помощью Зваруса было завоёвано двенадцать государств. Каждый раз эта помощь давалась ему всё труднее. Его опыт возрастал, но росли и аппетиты короля.
И ни разу он не получил достойной награды!
— А может быть, такой повелитель — и есть награда за мои дела? — горько усмехнулся он.
Придя в свою комнату, Зварус развёл огонь в жаровне, зажёг свечи и взял хрустальный шар. Шар привычно осветился изнутри…
* * *
Аула вошла в королевскую опочивальню, отодвинула тяжёлую портьеру окна, подошла к кровати и положила тёплую ладошку на плечо Алена. Открыв глаза, он в который раз удивился ясному свету, излучаемому этой девушкой. Казалось, что её лёгкая фигурка соперничает со столбом света, бьющего из проёма окна.
— Рано утром был сильный ливень, — защебетала она, — а ты всё проспал! Сейчас в саду замечательно — свежо и мокро!
— С добрым утром, родная, — Ален сладко потянулся. — Пойдём завтракать?
Они спустились в обеденный чертог и сели за простой завтрак; вино, хлеб и мясо. Лакей подошёл повязать салфетку на грудь Алена, но Аула, смеясь, вскочила, отобрала хрустящий кусочек льна. Попутно она пролила бокал вина, стоявший перед Аленом, и забрызгала его рубаху. Огорчилась, стала вытирать этой — же салфеткой. Смеясь, Ален подхватил её на руки, и они отбыли переодеваться. Никто не видел, как собака, давно живущая в замке, понюхала вино. Вдруг она начала чихать и тереть лапами нос. Никто не видел, как рвало беднягу на заднем дворе. И никто не видел, как из воздуха над стулом Алена соткалась крупная змея, и, не найдя его, выползла в сад.
Спустились Ален и Аула только к обеду. За обедом Аула, как всегда, звенела весенней синичкой, а Ален молча слушал её голосок и думал, что уже не представляет себе день, час, минуту, в которой не будет этого голоса и этих ясных глаз.
После обеда они вышли в парк и тихо пошли по аллее. Влажные листья радостно отдавали прохладу, дорожки блестели мелкими лужицами. По парку протекал ручей, ложе которого скрывало довольно глубокое ущелье. Мост был изящен, но узок, и Аула, смеясь, вскочила на широкую доску перил. Ален вначале просто вёл её, а потом пошёл по другой перекладине. Они смотрели под ноги и, иногда, друг на друга. Никто из них не оглянулся и не заметил, как медленно и бесшумно выходят из своих пазов перекладины моста под ними, одна за другой падают и падают вниз. В замок они возвращались другой дорогой. Подняв голову, Аула увидела живописный кусок скалы, нависающий над тропинкой. Перед ним был плоский камень. Быстро и ловко девушка взобралась туда, встала на площадку, которая, как клин, долгие годы держала скалу на месте. Раскинув руки по скале, она повернула лицо в профиль. Густые светлые волосы рассыпались по дикому камню. Девушка замерла, лукаво улыбаясь. Ален, который вначале что-то кричал и хлопал в ладоши — застыл тоже. Она была такой прекрасной, такой хрупкой! И чудесная панорама, открывающаяся с тропы, и глубокое синее небо были всего лишь фоном, слабым обрамлением невероятной красоты Аулы.
Зварус чувствовал, что сейчас просто умрёт. Отдав немало своей Силы на устройство катастрофы на мосту — он просто иссяк. Противная плита никак не хотела вылезать из-под камня! Ещё бы! На ней стояла эта девица! Он потел, задыхался, тянул изо всех сил, тянул, находясь за несколько километров — О, тёмные боги! — а проклятая плита только мелко тряслась. Ну сколько можно любоваться этой куклой! Зварус не мог прервать контакта — ведь подготовка к подобной акции займёт ещё неделю. Это его последняя надежда. Он тянул. Девушка стояла. Он тащил. Она не уходила. Он истекал едким, солёным потом, ноги противно тряслись, ныли усталые руки и спина. Девушка, хорошо видимая в шаре, уселась на плиту, болтая ногами. Как было бы хорошо обрушить её вместе со скалой на голову этого негодяя! Вдруг Ален начал подниматься к ней и — О, Вельзевул! — вышел из зоны поражения. В лаборатории мага раздался громкий неприличный звук и появился неприятный запах. Когда они сели рядом и обнялись, он грохнул об стену свой хрустальный шар. В чём дело? Этот шар столько раз с бесстыдной ясностью отражал взаимоотношения королей и их любовниц и жён! О проклятые боги, что это были за отношения! И вдруг… Нет, она колдунья, она страшная колдунья! Такая молодая? Кто же из его коллег-соперников мог подготовить её так быстро?
* * *
Ночью Зварус, взвыв от боли, взрезал свою ладонь. Вначале струйкой, затем частыми каплями кровь пролилась на алтарь и вскипела лёгкими пузырями. Над алтарём поднялось облако, которое постепенно приобрело черты лица Аулы. Медленно и торжественно Зварус произнёс:
— Находясь под заклятьем правды — назови имя своего учителя!
Губы девушки медленно отворились, а брови удивлённо воспроизвели фигуру «домик».
— В этом нет секрета, почтенный господин! Меня учил грамоте наш священник, отец Мур.
— Тогда почему ты так ловко разрушаешь все мои планы?
— Я не знаю о ваших планах, почтенный господин, — лицо девушки стало задумчивым.
— Может быть, я просто его …
Тут Ален, наверное, повернулся в своём замке на другой бок, Аула рядом с ним проснулась, и прозрачное лицо над алтарём исчезло.
— Что??? Что ты хотела сказать? Поработила? Использую? Что?
Так кричал маленький злой человек в чёрной мантии, кривя лицо от боли и сжимая покалеченную руку.
Где-то под потолком задумчиво и ласково улыбалась вернувшаяся душа девушки. Она не была уже связана заклятьем, не собиралась отвечать на вопросы. Дома всё было спокойно, и даже наколдованная змея нашла себе дикую подружку и тихо спала. Поэтому душа Аулы тихо и понимающе улыбалась.
(с) Н. Дворцова
Комментарии(1)
starstarstarstarstar
Cредняя оценка 4.2
Оценило: 5 человек
Прочитало: 5 человек,8 раз

Твитнуть
→ Дневник kre4
→ Все дневники
  Меню     Главная  
Версия: html / touch(beta)
7ba.Ru
[0.0091]